Пленум вс рф об оспаривании отцовства

Статья 52 СК РФ. Оспаривание отцовства (материнства)

Пленум вс рф об оспаривании отцовства

1.

Запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

2. Требование лица, записанного отцом ребенка на основании пункта 2 статьи 51 настоящего Кодекса, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.

3. Супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.

Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать (часть вторая пункта 4 статьи 51 настоящего Кодекса) не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.

См. все связанные документы >>>

1. Возможны ситуации, когда муж матери ребенка не является фактическим отцом ребенка, поэтому запись мужа матери ребенка в качестве отца может быть оспорена, но только в судебном порядке. Необходимо учитывать, что СК РФ не ограничивает каким-либо сроком право на оспаривание в судебном порядке произведенной записи об отце (матери) ребенка.

Вместе с тем в случае оспаривания записи об отце (матери), произведенной в отношении ребенка, родившегося до 1 марта 1996 г., необходимо иметь в виду, что в силу ч. 5 ст.

49 КоБС РСФСР такая запись могла быть оспорена в течение года с того времени, когда лицу, записанному в качестве отца или матери ребенка, стало или должно было стать известным о произведенной записи.

Неправильное указание отцовства (в исключительных случаях материнства) может быть результатом технической ошибки, добросовестного заблуждения, намеренного введения в заблуждение органов загса.

Дела об оспаривании отцовства рассматриваются в рамках искового производства. О порядке рассмотрения дел об оспаривании записей об отцовстве см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 16 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей”.

Как следует из п. 1 комментируемой статьи, круг лиц, имеющих право на оспаривание отцовства и материнства, достаточно широк. К ним относятся: лицо, записанное в качестве отца или матери ребенка, лицо, фактически являющееся отцом или матерью ребенка, сам ребенок по достижении им совершеннолетия, опекун (попечитель) ребенка, опекун родителя, признанного судом недееспособным.

В п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.

2017 N 16 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей” сказано о том, что “указанное право принадлежит также ребенку, не достигшему возраста восемнадцати лет, приобретшему полную дееспособность в результате эмансипации или вступления в брак (пункт 2 статьи 21, пункт 1 статьи 27 ГК РФ). Ввиду того что семейное законодательство исходит из недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи (статья 1 СК РФ), указанный перечень лиц является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. В случае если исковое заявление об оспаривании записи об отце (матери) ребенка в книге записей рождений подано лицом, не относящимся к перечню лиц, указанных в пункте 1 статьи 52 СК РФ (например, одним из наследников лица, записанного в качестве отца (матери) ребенка, либо родственником ребенка, не назначенным в установленном законом порядке его опекуном или попечителем), судья отказывает в принятии искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, а если производство по делу возбуждено, суд прекращает производство по делу в соответствии с абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ”.

В случае удовлетворения требования об оспаривании отцовства или материнства соответствующие изменения вносятся в актовую книгу органа загса.

При рассмотрении дела об оспаривании отцовства фактическим отцом или матерью либо другими лицами суд обязан привлечь к делу лицо, которое записано в качестве отца ребенка, так как в случае удовлетворения заявленных требований прежние сведения об отце должны быть исключены из актовой записи о рождении ребенка.

2. В Семейном кодексе РФ установлены случаи, когда оспаривать отцовство нельзя. Положения п.

2 комментируемой статьи запрещают оспаривать отцовство лицу, не состоявшему в браке с матерью ребенка на момент внесения записи о родителях ребенка в актовую книгу и знавшему, что он не является фактическим отцом ребенка.

Следовательно, оспаривание отцовства может иметь место только в том случае, если судом будет установлено, что лицо в момент внесения записи об отцовстве не знало о том, что не является отцом ребенка.

Очевидно, законодатель в данном случае исходил из интересов ребенка, поскольку выяснение истинного отца заняло бы продолжительное время, в результате чего ребенок был бы лишен права на получение содержания.

При этом необходимо иметь в виду, что предусмотренное п. 2 комментируемой статьи правило о невозможности удовлетворения требования лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст.

51 СК РФ, об оспаривании своего отцовства, если в момент записи этому лицу было известно, что оно не является отцом ребенка, не исключает его права оспаривать произведенную запись по мотивам нарушения волеизъявления (например, если заявление об установлении отцовства было подано под влиянием угроз, насилия либо в состоянии, когда истец не был способен понимать значение своих действий или руководить ими). Об этом сказано в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 16 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей”.

3. В п. 3 комментируемой статьи определен порядок установления происхождения ребенка, рожденного в результате использования метода искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона.

Лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождений.

При этом не имеет значения, являются супруги генетическими родителями или нет.

Однако в случае имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания указанные лица могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

При государственной регистрации рождения такого ребенка одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть выдан документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия суррогатной матери на запись супругов родителями ребенка (п. 5 ст. 16 Федерального закона “Об актах гражданского состояния”).

Таким образом, выражения согласия суррогатной матери на вынашивание эмбриона на момент имплантации недостаточно для того, чтобы лица, заключившие с ней соответствующий договор, были записаны в качестве родителей.

Такое согласие должно быть дано ею уже после рождения ребенка, и если она не подтверждает свое согласие, то сама может быть записана в качестве матери ребенка.

Однако если такое согласие она дала, то впоследствии она не может его отозвать.

Пункт 3 комментируемой статьи не разрешает оспаривать отцовство и в ситуации, когда супруг дал свое письменное согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, поскольку очевидно, что такой супруг знает, что в действительности биологическим отцом не является. Однако такой запрет не является абсолютным. В частности, иск может быть предъявлен, если истец докажет, что искусственного оплодотворения на самом деле не было, а зачатие произошло естественным путем от другого мужчины.

Не допускается также возможность оспаривания записи о родителях ни супругами (или одним из них), давшими свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, ни самой женщиной, родившей ребенка (суррогатной матерью), на основании того, что ребенок был рожден с применением методов искусственной репродукции человека.

Согласно п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.

2017 N 16 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей” рождение ребенка с использованием супругами (одинокой женщиной) донорского генетического материала не влечет установления родительских прав и обязанностей между донором и ребенком независимо от того, было данное лицо известно родителям ребенка или нет (анонимный донор). С учетом этого лицо, являвшееся донором генетического материала, не вправе при разрешении требований об оспаривании и (или) установлении отцовства (материнства) ссылаться на то обстоятельство, что оно является фактическим родителем ребенка.

По этим же основаниям не могут быть удовлетворены и требования лиц, записанных в качестве родителей (единственного родителя) ребенка, об установлении отцовства в отношении лица, являвшегося донором генетического материала, с использованием которого был рожден ребенок.

Источник: https://RuLaws.ru/Semeynyy-kodeks/Razdel-IV/Glava-10/Statya-52/

Новый Пленум ВС РФ по вопросам установления происхождения детей, в том числе суррогатного материнства

Пленум вс рф об оспаривании отцовства

16 мая 2017 года Пленумом Верховного Суда Российской Федерации принято Постановление № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей».

Помимо общих вопросов установления такого происхождения, Верховный Суд впервые дал разъяснения по вопросам, связанным с применением вспомогательных репродуктивных технологий (суррогатного материнства и донорского биологического материала).

Наиболее существенные разъяснения, содержащиеся в Постановлении

1. Общие вопросы

Данная часть Постановления посвящена общим правилам предъявления и рассмотрения исков об установлении (оспаривании) отцовства, а также заявлений об установлении факта регистрации рождения и т.п. Наиболее важные разъяснения по данным вопросам сводятся к следующему:

1.1. По подсудности споров об установлении отцовства (материнства).

Как известно, Гражданским процессуальным кодексом (ГПК РФ) установлена альтернативная подсудность споров по установлению отцовства (возможность предъявления исков как по месту жительства ответчика, так и по месту жительства истца). Пунктом 4 Постановления предусмотрено, что «исходя из аналогии закона правила об альтернативной подсудности применяются и к искам об установлении материнства».

1.2. По моменту возникновения права на подачу заявления по спорам, связанным с происхождением детей (в т.ч. об установлении отцовства). В пункте 6 Постановления Верховный Суд указал: «если заявление подано до рождения ребенка, суд отказывает в его принятии». Однако такой отказ не препятствует повторному обращению в суд с таким же заявлением после рождения ребенка.

1.3. По вопросу о возрасте, по достижении которого родители вправе обратиться в суд с заявлением об установлении отцовства (материнства). Согласно пункту 7 Постановления, «несовершеннолетние родители по достижении ими четырнадцати лет вправе самостоятельно подавать иски об установлении происхождения своих детей».

2. Установление материнства и отцовства

Эта часть Постановления относится к порядку рассмотрения дел по заявлениям об установлении фактов, имеющих юридическое значение для определения происхождения детей (например, факта рождения ребенка), а также по искам об установлении отцовства (материнства).

Наибольшего внимания заслуживают следующие указания:

2.1. Основания рассмотрения заявления об установлении факта рождения ребенка конкретной женщиной

В соответствии с пунктом 12 Постановления такое заявление может быть разрешено в следующих случаях (при отсутствии спора о материнстве):

  • отсутствуют предусмотренные законом документы, необходимые для внесения сведений о рождении в запись актов гражданского состояния (справка медицинской организации и т.п.), и их невозможно получить в ином порядке;
  • невозможно восстановить утраченные документы, являющиеся основанием для регистрации рождения ребенка;
  • данные о матери, указанные в документе, подтверждающем рождение (например, медицинском свидетельстве), не совпадают с аналогичными данными в документе, удостоверяющем её личность.

2.2. Порядок разрешения вопроса об установлении материнства, если рождение ребенка зарегистрировано в установленном порядке (в органах ЗАГС)

В пункте 13 Постановления Верховный Суд указал, что в указанном случае вопрос об установлении материнства не может быть установлен в порядке особого производства (в том числе и в случае, если в соответствующей записи, сделанной ЗАГСом, не указаны сведения о матери ребенка).

Соответственно «если подано заявление об установлении в порядке особого производства факта рождения ребенка конкретной женщиной, и при рассмотрении дела будет установлено, что имела место государственная регистрация рождения ребенка, такое заявление подлежит оставлению без рассмотрения», притом суд разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

2.3. Установление отцовства в случае отказа органа ЗАГС в соответствующей записи

Как известно, в случае рождения ребенка в период брака, а также в течение 300 дней после его расторжения, отцом признается супруг (бывший супруг) матери.

Соответственно, если отцом ребенка считает себя другое лицо, которого орган ЗАГС отказался записать отцом со ссылкой на указанные обстоятельства, вопрос об установлении отцовства такого лица может быть разрешен судом в порядке искового производства после регистрации рождения ребенка (пункт 14 Постановления).

2.4. О проведении экспертизы по делам об установлении происхождения ребенка

Это, пожалуй, самая важная часть Постановления в части разъяснений по вопросам установлении отцовства (материнства).

Так, Верховный Суд разъяснил, что заключение эксперта по вопросу происхождения ребенка не имеет для суда заранее определенной силы и подлежит оценке в совокупности с другими имеющимися доказательствами (пункт 20 Постановления).

Кроме того, важные разъяснения касаются правовых последствий уклонения стороны процесса от участия в экспертизе.

Согласно части 3 статьи 79 ГПК РФ, при уклонении стороны от участия в экспертизе (предоставления материалов на экспертизу) суд вправе признать соответствующий факт, для проверки которого назначена экспертиза, установленным или опровергнутым. При том Верховный Суд в пункте 21 Постановления указал:

данный вопрос должен разрешаться в зависимости от конкретных обстоятельств уклонения от экспертизы – какая сторона не явилась на экспертизу, по каким причинам, имелись ли обстоятельства, объективно препятствующие явке родителя с ребенком на экспертизу, и т.п.

3. Оспаривание отцовства или материнства

3.1. Определение круга лиц, имеющих право оспаривать отцовство (материнство)

Как следует из положений Семейного кодекса (СК РФ), запись о соответствующем родителе ребенка, сделанная органом ЗАГС, может быть оспорена по требованию следующих лиц:

  • лица, записанного в качестве отца или матери ребенка;
  • лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка;
  • самого ребенка по достижении им совершеннолетия;
  • опекуна (попечителя) ребенка;
  • опекуна родителя, признанного недееспособным.

В пункте 25 Постановления Верховный Суд разъяснил, что указанный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Соответственно, если заявление об оспаривании отцовства подано лицом, не входящим в указанный перечень (наследником лица, записанного родителем, и т.п.), суд отказывает в его принятии, а если иск уже принят судом – производство по делу подлежит прекращению.

3.2. Обстоятельства, допускающие возможность оспаривания отцовства (материнства)

Согласно пункту 26 Постановления, иск о таком оспаривании может быть подан и в случае смерти лица, записанного отцом или матерью ребенка, а также в случае его лишения родительских прав.

3.3. Оспаривание отцовства в случае, указанном в пункте 2 статьи 52 СК РФ

Согласно этой норме, требования об оспаривании отцовства не подлежат удовлетворению, если их заявителю на момент его записи отцом ребенка было известно, что он таковым не является (при условии, что заявитель не состоял в браке с матерью ребенка, т.е. если запись об отце внесена на основании его заявления).

В соответствии с пунктом 27 Постановления, указанное лицо не лишено права оспаривать отцовство по мотивам нарушения своего волеизъявления (если заявление в ЗАГС, на основании которого заявитель записан отцом, подано под влиянием угроз, насилия и т.п.).

3.4. Последствия признания иска об оспаривании отцовства матерью ребенка

Как указано в пункте 28 Постановления, в целях защиты интересов несовершеннолетнего ребенка признание его матерью или опекуном иска об оспаривании отцовства само по себе не является основанием для удовлетворения иска. Согласно этому же пункту, не допускается утверждение мирового соглашение по спорам об оспаривании отцовства (по указанным выше основаниям).

3.5. Разрешение иска об оспаривании отцовства в отношении неродного отца ребенка

В соответствии с пунктом 29 Постановления, если будет установлено, что лицо, записанное отцом (матерью) ребенка, не является его биологическим родителем, суд вправе удовлетворить иск об оспаривании отцовства.

Суд может отказать в иске в исключительных случаях для наилучшего обеспечения интересов ребенка и исходя из конкретных обстоятельств дела – длительных семейных отношений, сложившихся между ребенком и лицом, записанным его отцом, и т.п.

Что это за случаи?

  • не предъявлено требование о признании отцом биологического родителя ребенка;
  • лицо, записанное в качестве отца (чьё отцовство оспаривается), возражает против удовлетворения иска.

4. Разъяснения по вопросам использования вспомогательных репродуктивных технологий (суррогатного материнства, донорства)

Самый важный раздел Постановления. Разъяснения по данным вопросам высшая судебная инстанция дает впервые. Поэтому все положения данного раздела будут прокомментированы более подробно.

4.1. О возможности оспаривания отцовства в случае применения вспомогательных репродуктивных технологий.

Как следует из положений СК РФ (часть 4 статьи 51, часть 3 статьи 52), лица, состоящие в браке и давшие согласие на применение метода искусственного оплодотворения или имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями; при этом супруг, давший письменное согласие на применение указанных методов, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.

Вместе с тем, Верховный Суд в пункте 30 Постановления указал, что указанные обстоятельства не лишают соответствующего супруга права оспорить отцовство по иным основаниям. При этом суд, рассматривая такой иск, должен проверить следующие обстоятельства:

  • имело ли место рождение ребенка в результате применения метода искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона;
  • добровольно ли и осознанно было дано лицом, записанным в качестве родителя ребенка, согласие на применение указанных методов;
  • на какой срок было надо согласие и не было ли оно отозвано до истечения такого срока, не истек ли данный срок на момент проведения искусственного оплодотворения (имплантации эмбриона);
  • давал ли истец согласие на использование донорского биологического материала.

4.2. О возможности признания родителями ребенка без согласия суррогатной матери

По общему правилу (часть 4 статьи 51 СК РФ) лица, состоящие в браке между собой и давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

В пункте 31 Постановления Верховный Суд указал, что отсутствие такого согласия само по себе не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска лиц, заключивших договор с суррогатной матерью, об их признании родителями ребенка и передаче им ребенка на воспитание.

При этом суд должен разрешить спор в интересах ребенка и в целях правильного рассмотрения дела проверить:

  • заключался ли договор о суррогатном материнстве, каковы условия этого договора;
  • являются ли истцы генетическими родителями ребенка;
  • по каким причинам суррогатная мать не дала согласия на запись истцов в качестве родителей.

ВАЖНО: указанные положения Постановления (о возможности признания родителями (родителем) ребенка в отсутствие согласия суррогатной матери) распространяются и на случаи, когда договор с суррогатной матерью заключен одинокой женщиной.

4.3. О возникновении родительских прав в случае использования донорского биологического материала

Согласно пункту 32 Постановления, рождение ребенка с использованием такого материала не влечет родительских прав для донора независимо от того, был он известен родителям ребенка или нет (анонимный донор).

Соответственно при разрешении требований об установлении или оспаривании отцовства (материнства) донор не вправе ссылаться на то, что он является фактическим родителем ребенка.

По тем же основаниям не могут быть удовлетворены требования лиц, записанных в качестве родителей ребенка, об установлении отцовства в отношении донора.

Источник: https://Ceur.ru/library/articles/sudebnaja_jekspertiza/item311561/

Верховный Суд РФ указал, что по делам об оспаривании отцовства генетическая экспертиза назначается судом с учетом мнения детей, достигших возраста 10 лет

Пленум вс рф об оспаривании отцовства

Х. (отец) обратился в суд с иском к Y. (матери) об оспаривании отцовства.

В обоснование исковых требований указано, что с 29 октября 1988 г. по 20 декабря 2004 г. Х. состоял в браке с ответчиком. В период брака у них родились трое детей, отцом которых записан истец.

По неоднократным утверждениям ответчика истец биологическим отцом детей не является, в связи с чем у него возникли сомнения в его отцовстве. Х.

просил внести изменения в записи актов о рождении детей, исключив запись о его отцовстве.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик от проведения генетической экспертизы отказалась, подтвердила тот факт, что истец отцом ее детей не является, исковые требования признала. Признание ответчиком иска принято судом.

Оставляя данное решение суда без изменения, суд апелляционной инстанции указал на то, что нарушений прав и законных интересов детей, являющихся несовершеннолетними на день рассмотрения дела, в данном случае не усматривается, поскольку решение вопроса об отцовстве является личным делом самих лиц, записанных родителями ребенка.

Также суд апелляционной инстанции согласился с районным судом в части отсутствия необходимости выяснения мнения детей, достигших возраста 10 лет, поскольку мнение детей по рассматриваемому вопросу фактически повлиять на решение суда не могло.

Кроме того, судом апелляционной инстанции указано на то, что мнение ребенка по спору об оспаривании отцовства не является основополагающим.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке признала выводы судов основанными на неправильном толковании и применении норм материального и процессуального права.

Пунктом 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка (далее – Конвенция) провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Ребенок имеет право знать своих родителей и право на их заботу (ст. 7 Конвенции).

Таким образом, Конвенцией провозглашено право ребенка знать своих родителей.

В силу п. 2 ст. 54 СК РФ каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Указанной нормой и ст. 7 Конвенции обеспечивается право ребенка на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннего развития, уважение его человеческого достоинства.

Родители или в соответствующих случаях законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка. «Наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы».

«Родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка» (ст.

7, 18, 27 Конвенции).

С правом несовершеннолетних детей жить и воспитываться в семье неразрывно связано закрепленное в п. 1 ст. 55 СК РФ право детей на общение, в том числе с обоими родителями, что создает необходимые предпосылки для полноценного воспитания и образования детей.

С учетом приведенных норм права при разрешении споров, затрагивающих права ребенка, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

В силу ст. 12 Конвенции ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

В соответствии со ст. 57 СК РФ ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

В случаях, предусмотренных данным кодексом, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Пунктом 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» установлено, что при рассмотрении дел об оспаривании записи об отцовстве следует учитывать правило ст. 57 СК РФ о праве ребенка выражать свое мнение.

В силу ч. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Указанные требования судами не были соблюдены, признание иска принято судом без исследования каких-либо доказательств, в том числе без проведения по делу экспертизы, без выяснения мнения детей, достигших возраста 10 лет.

На момент принятия судом первой инстанции решения дети достигли возраста 7, 11 и 16 лет, а на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции они достигли возраста 10, 14 и 19 лет.

В соответствии со ст. 37 ГПК РФ права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних, а также граждан, ограниченных в дееспособности.

Дети к участию в деле привлечены не были, их мнение в нарушение ст. 12 Конвенции и ст. 57 СК РФ не выяснялось.

Как указывалось выше, законодательством обеспечивается право ребенка на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннего развития, уважение его человеческого достоинства.

Родители или в соответствующих случаях законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка. Наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы. Родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка.

По делу об оспаривании отцовства суд не вправе принимать признание иска матерью несовершеннолетних детей, поскольку оно влечет нарушение прав детей, в том числе права знать своих родителей, права на их заботу, на получение соответствующей материальной помощи, на защиту от злоупотреблений со стороны родителей.

Решение суда по данной категории дел может быть основано только на совокупности исследованных судом доказательств, подтверждающих или опровергающих факт отцовства.

Оставляя без изменения решение суда, суд апелляционной инстанции указал на возражение ответчика Y. против проведения молекулярно-генетической экспертизы.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г.

№ 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов», при подготовке дел об установлении отцовства к судебному разбирательству и в ходе рассмотрения дела судья (суд) в необходимых случаях для разъяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, вправе с учетом мнения сторон и обстоятельств по делу назначить экспертизу.

Исходя из ч. 3 ст.

79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Этот вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона, по каким причинам не явилась на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение экспертизы, исходя из имеющихся в деле доказательств в их совокупности.

Между тем согласно заявлению Y. именно она отказалась от участия в экспертизе, однако оспаривалось отцовство в отношении детей, а с учетом предмета экспертного исследования судебная экспертиза проводится в отношении гражданина, записанного отцом детей, и самих детей, а не их матери Y.

На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение № 77-КГ15-7

Из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2016 год № 1, утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13 апреля 2016 года

Источник: http://souchastye.ru/verxovnyj-sud-rf-ukazal-chto-po-delam-ob-osparivanii-otcovstva/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.